Смена парадигмы философского мышления в XIX — начале XX в.

В 20-ЗО-х годах XIX ст. философия Гегеля приобрела в Европе триумфального распространения, а в Германии она была провозглашена официальной философией, особенно полезной для укрепления социального порядка и воспитания молодежи. Но как раз на вершине признания Гегель внезапно умер (14 ноября 1831 г.), и в европейском философском жизни на некоторое время в состояние растерянности и неопределенности: было непонятно, куда и как должна дальше развиваться философия. Ведь гегелевская философия приобрела системно завершенный характер, впитав в себя как ценные достижения предыдущей европейской философии, так и результаты философского осмысления основных направлений человеческой жизнедеятельности. Казалось, что задача философии теперь сводилось к некоторых незначительных дополнений и детализации. Не один европейский философ ставил в это время перед собой вопрос: возможна ли философия после Гегеля? Поэтому, когда Ф.Шеллинг, бывший друг Гегеля, объявил о намерении прочесть курс лекций по философии принципиально иного характера, чем гегелевская, его аудитория собрала большое количество слушателей, среди которых была группа выдающихся людей, таких как С.Киркегор, М.Бакунина, Ф.Лассаль, Ф.Энгельс и др.. Лекции Ф.Шеллинга не удовлетворили его слушателей. Но впоследствии выяснилось, что начало действительно новой философии появились в Европе еще при жизни Гегеля. В 1819 г. вышел первый том труда Шопенгауэра «Мир как воля и представление», которую и считают первой работой новой философии. Постепенно процесс формирования основ нового философствования стал приобретать силу и определенность: возникла неклассическая философия, особенности которой окончательно определились в XX в. А явление некласичности распространилось и на другие сферы жизни, такие как искусство, наука, культура. Чем же отличалась новая, неклассическая философия, от классической? Ответ на этот вопрос мы получим, сравнив выходные идеи классической и неклассической философии.
Классическая философия в своих рассуждениях выходила из того, что: 1) Бытие есть целостное, глубоко узасаднене, внутренне концентрированное (даже если мы сомневаемся в возможностях его адекватного познания) 2) Разум является высшей и наиболее ценной частью человеческой психики и лучшей человеческой способностью; 3) Разум способен осветить глубины психики и орозумниты их; 4) С помощью ума человек способен должным образом организовать свою жизнь и взаимоотношения с бытием.
Неклассическая философия противопоставила этим тезисам философской классики принципиально иные: 1) Говорить о бытии безотносительно к человеческому восприятию и представление бессмысленно, и мы можем судить лишь о том, что вошло в контекст нашего восприятия и знания; за этим вопрос о бытии остается открытым; 2) На первый план в человеческой психике выходят факторы, которые по своей природе неразумных или позарозумни; масштабам и силе действия они превосходят разум, 3) Поскольку неразумные факторы психики мощные, то разум способен их освоить, 4) Ум не только не способствует гармонизации человеческой жизни, а иногда мешает этому.
Как видим, за выходные направлениями мысли неклассическая философия принципиально отличается от классической, что дает основания утверждать: во время возникновения неклассической философии произошла смена парадигмы (нормы, образца) философского мышления. К приведенного сравнения следует добавить только одно: речь идет о господствующие тенденции. В реальном развитии философии можно найти и некоторые исключения из этих тенденций, но они не влияют на картину процесса изменения парадигмы в целом.
Важно также учесть и то, что симптомы и признаки некласичности проявили себя не только в философии: в литературе их связывают с произведениями немецких и австрийских романтиков, в живописи — с появлением сначала импрессионизма, а затем — абстракционизма, супрематизма и др..; Подобные же тенденции наблюдались в музыке. В науке уже в 60-х годах XIX ст. австрийский физик Е.Мах впервые сформулировал принцип относительности, утверждая, что в мире не существует привилегированных систем отсчета. Все это свидетельствовало о том, что постепенно ставились под сомнение и будто размывались казалось бы такие красивые и кристально чистые принципы классики и прежде всего потому, что они, несмотря на их привлекательность, не очень согласованы с жизнью. Последнее свидетельствовало себя скорее относительным, чем абсолютным, скорее неоднозначным, чем наоборот, и др.. Неклассическая философия, в частности, решилась не противопоставить человеку чистые принципы, а принять человека таким, какой он есть в реальности, поэтому она даже в языковом отношении оказалась более простой, более понятной и стилистически более разнообразной.

21.02.2012